Читайте свои книги. Что подарить ребенку и чем занять собственный мозг › Новости Санкт-Петербурга › MR-7.ru

Культура

Читайте свои книги. Что подарить ребенку и чем занять собственный мозг


версия для печати
Книги недели: сказки Даля, пьеса о жизни старого палача и сборник наблюдений о природе поэзии.

MR7 и книжные магазины «Свои книги» и «Союз печатников» запускают совместный проект. Мы хотим рассказать о новых книгах, на которые стоит обратить внимание. Это и художественная литература, и детские издания, и поэзия, и нон-фикшн. Раз в неделю — три книги от петербургских книготорговцев.

Владимир Даль. «Старик-годовик»

годовик (1).png

«Вышел старик-годовик. Стал он махать рукавом и пускать птиц. Каждая птица со своим особым именем. Махнул старик-годовик первый раз — и полетели первые три птицы. Повеял холод, мороз. Махнул старик годовик второй раз — и полетела вторая тройка. Снег стал таять, на полях появились цветы…»

Издательство «Нигма» переиздало цикл сказок, загадок, пословиц и поговорок, игр и песенок, присказок и побасенок русского писателя, этнографа и собирателя фольклора Владимира Даля. Книжка «Старик-годовик» рассчитана на детей разного возраста: как на совсем малышей, так и на детей постарше, младших школьников.

курица.jpg

Иллюстрации для нового издания выполнены московской художницей Марией Сутягиной. Легкие и нежные картинки полны внимания к деталям и выполнены художницей с юмором и изобретательностью.

Мартин Макдона. «Палачи»

Пьеса современного ирландского драматурга Мартина Макдоны «Палачи» — первая книга петербургского издательства «Союз печатников», издана совместно с «Издательством Яромира Хладика».

В центре этой пьесы — старый палач, скучающий по временам, когда смертная казнь еще не была запрещена, а его жизнь выглядела как служение Закону. Казалось бы, исторический бэкграунд довольно прост — в 1965 году в Британии начал действовать давно обсуждавшийся закон об отмене «высшей меры» наказания, закончивший многовековую историю виселиц в Соединенном Королевстве.

палачи2 (1).jpg

Однако конфликт у Макдоны несколько тоньше — помимо главного героя, в тексте присутствует еще один палач, считавшийся более успешным, повесивший почти в три раза больше преступников, и этот жутковатый счетчик ему удалось «набить» из-за участия в военных судах над нацистскими преступниками. Главный герой вспоминает об этом с яростью, утверждает, что немцы «не считаются» и ненавидит более удачливого коллегу. Для этой ярости, помимо зависти, есть и другая причина, в пьесе непроговариваемая: именно ужасы Второй мировой с бесконечными расстрелами, сожжениями и повешениями виновных и невинных со всех сторон стали основной причиной, по которой послевоенный западный мир стал отказываться от смертной казни. Отныне любое убийство, санкционированное государством, вызывает ассоциации с холокостом, а служение Закону перестает быть сколько-нибудь внятным оправданием жажды крови. Доживающие свой век палачи — исключительный символ предшествующей эпохи, странной и далекой довоенной Европы.

Наверное.

Пьеса «Палачи» уже известна в России. Режиссер Кирилл Серебренников ставил по ней спектакль в «Гоголь-Центре» и перенес действие в наши девяностые. В Петербурге «Палачи» идут в БДТ, с Олегом Басилашвили в главной роли. Тот же театр ставил и другую пьесу ирландского драмататурга, «Калеку с Инишмана». Кинозрителю Макдона известен прежде всего как сценарист и режиссер голливудских трагикомедий «Три билборда на границе Эббинга, Миссури», «Семь психопатов» и «Залечь на дно в Брюгге».

Уистен Хью Оден. «Рука красильщика и другие эссе»

«Что касается меня, самыми интересными вопросами в разговоре о поэзии я считаю следующие. Первый — технический: „Как сделано это стихотворение, как оно устроено?“ Второй — более широкий и касается этики: „Что за человек живет в этом стихотворении? Каковы его представления о правильной жизни? Его понятие о Зле? Что он скрывает от читателя? Что он скрывает от самого себя?“ Не удивляйтесь, если ответ покажется вам банальным: во-первых, поэт и сам с трудом верит в то, что стихотворение возможно объяснить; а во-вторых, не считает свое стихотворение такой уж важной птицей; думаю, каждый поэт может повторить вслед за Марианной Мур: „Мне оно не слишком нравится“».

Сборник многолетних наблюдений великого английского поэта Уистена Хью Одена «Рука красильщика и другие эссе» о природе поэтического творчества, о природе, о природе литературы и музыки.

оден.jpg

«Рука красильщика» — итог литературной жизни крупнейшего английского поэта и мыслителя XX века. С высоты своего опыта он составляет книгу, в которой размышляет об искусстве и жизни, красоте и истине, поэзии и правде, «я» и «эго», чтении и письме, ремесле и вдохновении. Его литературные наблюдения догматичны, но какое это наслаждение — следить за ходом мысли убежденного поэта и философа! И разве не иллюзия догмы показывает мировую классику в неожиданно истинном свете? Почему герой Кафки — человек без «я»? Что сближает детектив и греческую трагедию? За что мы любим Фальстафа? Почему в основе трагедий Шекспира лежит миф о нераскаявшемся разбойнике, а рифмованный стих отличается от свободного как ваяние от лепки? Эта книга для настоящих ценителей литературного слова и поэтической мысли. Сам Уистен Оден был, несомненно, одним из таких читателей.

***

Издания, представленные магазином «Свои книги», можно приобрести в самом магазине (В. О., ул. Репина, 41, ежедневно с 11 до 21, т. 966−16−91), на сайте svoi-knigi.ru, в других торговых точках.

Ранее по теме


Тэги: дети, книги

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате:
Дзен, «Вконтакте», Telegram, Дзен.Новости, Google.News

Лента новостей



}