«Последний адрес» увековечил память деда Сергея Довлатова › Новости Санкт-Петербурга › MR-7.ru

Город

«Последний адрес» увековечил память деда Сергея Довлатова


версия для печати
«Нелепая и забавная жизнь» Исаака Мечика прервалась в 1938 году.
«Последний адрес» увековечил память деда Сергея Довлатова Фото: Андрей Швед / MR7

В Петербурге стало еще одним «Последним адресом» больше. 13 февраля установлена табличка в память о деде писателя Сергея Довлатова — Исааке Моисеевиче Мечике. Узнаваемый металлический прямоугольник с пустым квадратом и исторической справкой появился на доме № 3 по Днепропетровской улице, где перед арестом жил Исаак Мечик.

— Мы сегодня вешаем табличку Исааку Моисеевичу Мечику, в этом доме он жил до своего ареста в 1937 году, — начинается церемония крепления таблички.

Снимок экрана 2022-02-13 в 15.50.05.png

Фото: Андрей Швед / MR7
Табличка до установки

Историческая справка

Исаак Мечик родился в Крыму в 1881 году, занимался виноделием. Затем переехал на Дальний Восток и участвовал в строительстве Китайско-Восточной железной дороги, воевал на Русско-японской войне.

После женился, и в браке у него родилось три сына: Михаил, Донат и Леопольд, ушел на фронт в Первую мировую. После войны вернулся во Владивосток, но в 1929 году вслед за сыном перебрался в Ленинград.

1 октября 1931 года началась «Харбинская операция» НКВД — генеральный комиссар госбезопасности Николай Ежов подписал указ, после которого прошли аресты бывших строителей Китайско-Восточной железной дороги как японских шпионов. Исааку Мечику было 56 лет, когда за ним пришли. В это время он работал комендантом общежития зеркальной фабрики в Ленинграде. В январе 1938 года Исаака расстреляли. Место захоронения неизвестно. В 1958 году он был реабилитирован за отсутствием состава преступления.

Фамилию Мечика читатели Довлатова могут знать по произведению «Наши», там Исаак Моисеевич фигурирует в первой главе. Адрес, где жил дед писателя, обнаружил историк Анатолий Разумов, которой занимается составлением Ленинградского мартиролога — серии книг, включающей в себя 55 тысяч фамилий жителей Петрограда и Ленинграда, репрессированных при советской власти.

После того как адрес подтверждается, установка таблички согласовывается с жителями дома, хотя иногда жители сами просят, чтобы на фасаде увековечили память. В данном случае заявителем выступил историк Лев Лурье, к которому с просьбой об установке обратились потомки Исаака Моисеевича.

По традиции именно заявитель вкручивает последний шуруп в стену дома.

Снимок экрана 2022-02-13 в 15.49.58.png

Фото: Андрей Швед / MR7
Лев Лурье вкручивает шуруп

— У Исаака Моисеевича была типичная «русская рулетка» — жизнь, зависящая от случайностей. Он был человек далекий от политики, никак не относившийся к советской власти, но так провернулся барабан истории, что его участие в строительстве Китайско-Восточной железной дороги сыграло роковую роль в его судьбе, — говорит Лев Лурье.

«Росту дед был около семи футов. Он мог положить в рот целое яблоко. Усы его достигали погон. <…> Через двадцать лет отец стал хлопотать насчет реабилитации. Деда реабилитировали за отсутствием состава преступления. Спрашивается, что же тогда присутствовало? Ради чего прервали эту нелепую и забавную жизнь?..» — писал Довлатов о своем деде в романе «Наши».

Снимок экрана 2022-02-13 в 15.50.13.png

Фото: Андрей Швед / MR7
Лев Лурье говорит, что Исаак Мечик жил в коммуналке, в квартире №35

Как поясняет Лев Лурье, в книге Довлатова все-таки создан гротескный образ деда — человека, «разрезавшего батон не поперек, а вдоль, потому что ему было мало». Дело в том, что Довлатов, родившийся в 1941 году, не мог лично знать Исаака Моисеевича, расстрелянного в 1938-м. Так что фрагмент в романе — это художественно обработанные рассказы отца Доната.

Сотрудница проекта «Последний адрес» Марина Демиденко читала Довлатова и знала о существовании Екатерины, дочери писателя, и о его жене Елене. Благодаря установленной табличке Марина смогла связаться с Екатериной Довлатовой и поговорить о судьбе семьи.

— И я ощутила, что вот — в одном шаге от меня Сергей Донатович, ее отец. Будто он вышел из комнаты. Сегодня его дед возвращается своим именем в этот дом. Человек вернулся из небытия. Это одна из сутей «Последнего адреса» — не только восстановление семьи, но и восстановление времени. Проект нужен, чтобы залатать дыру, воссоздать память времен, — говорит сотрудница «Последнего адреса» Марина Демиденко.

Снимок экрана 2022-02-13 в 15.49.47.png

Фото: Андрей Швед / MR7
Марина Демиденко рассказывает о судьбе Исаака Мечика

С просьбой установить табличку обратилась внучка Исаака Моисеевича Ксана Мечик-Бланк из США. Ксана и Екатерина не смогли присутствовать на церемонии, но передали свое обращение к петербуржцам.

«Помимо рассказов Довлатова, где нарисован смешной портрет нашего деда, осталось три свидетельства его жизни: справка, выданная нашему отцу 7 мая 1958 года, подтверждающая, что И.М. Мечик реабилитирован, восьмой том ленинградского мартиролога и металлическая табличка с его фотографией, прикрепленная к стволу дерева в Левашовской пустоши. Теперь будет еще одно свидетельство», — написала к церемонии Ксана Мечик-Бланк.

Снимок экрана 2022-02-13 в 15.49.34.png

Фото: Андрей Швед / MR7
К табличке возлагаются цветы

Екатерина Довлатова добавила, что ее прадедушка неожиданно превратился из мифологически-литературного персонажа в реального человека, более того —ее родственника.

«То, что делает „Последний адрес“, гораздо больше, чем просто увековечивает память политических репрессий, проект возвращает родственников в семьи», — на церемонии зачитаны слова Екатерины Довлатовой.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате:
Дзен, «Вконтакте», Telegram, Дзен.Новости, Google.News

Лента новостей



}