«Животные сами себя не кормят, за собой не убирают и сами не лечатся» › Новости Санкт-Петербурга › MR-7.ru

Животные

«Животные сами себя не кормят, за собой не убирают и сами не лечатся»


версия для печати
Как изменения в экономике и «спецоперация» сказались на самых «незаметных и безответных» — бездомных животных.
«Животные сами себя не кормят, за собой не убирают и сами не лечатся» Фото: фонд «Ника»

Если подсчитать всех собак и кошек, которые сегодня в России живут на улице, получится огромный город. Причем кошек в нем будет в разы больше, чем собак. Но их проблема почти не решается. О том, почему животные оказываются бездомными, кто и как им помогает, MR7 рассказала директор фонда «Ника» Вера Митина.

photo_2022-08-12_12-00-05.png

Фото: предоставлено фондом "Ника"

Трудности подсчета

— Вера, есть ли данные о том, сколько сегодня животных живет на улице?

— Последние исследования проводились в 2021 году компанией Mars Petcare. По их подсчетам, в России примерно 700 тысяч беспризорных собак и 3,2 миллиона кошек. Думаю, что это приблизительные цифры: есть погрешности, и по кошкам они, скорее всего, достаточно большие. Кошки обитают в скрытых от человеческих глаз подвалах и помещениях, поэтому мы можем только предполагать на уровне статистической выборки.

— Как сегодня борются с проблемой бездомных животных? Есть ли какие-то программы?

— В отношении собак в ряде регионов, в том числе в Петербурге, действует программа «Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Возврат» (ОСВВ), а с кошками практически никто никакой работы не ведет. В некоторых городах пытались распространить программу на кошек, и она работала, а потом заканчивались деньги. Но если мы год поработали и прекратили, все наши усилия сойдут на нет в ближайшие полгода. Животные, по законам природы, будут плодиться, чтобы компенсировать тот разрыв, которого нам удалось добиться, стерилизовав их.

К собакам относятся с большей настороженностью, потому что они могут покусать, сбиваются в стаи, могут жить возле социальных учреждений, детских садов, школ, площадок. Кажется, что от них больше проблем. Но по статистике кошки чаще являются переносчиками того же бешенства. Собака может укусить на улице, а кошка — зайти в дом.

photo_2022-10-14 13.06.41.jpeg

Фото: предоставлено фондом "Ника"

— Есть ли у нас в стране какое-то единое решение проблемы?

— Основной документ — это Федеральный закон № 498 «Об ответственном обращении с животными», где все прописано. Но никаких четких инструкций регионам по нему не выдано. Нет рабочих групп, общей системы мониторинга. Каждый регион выделяет деньги по примерной оценке количества животных. Даже в прогрессивных регионах, где идет программа ОСВВ, она работает вслепую.

Еще одна проблема — средства выделяются только на работу с животными. Но организации, которой это поручено, мало денег только на стерилизацию и корм. Нужно содержать помещение, оплачивать работу персонала, врачей, ремонт оборудования. На это деньги государством не выделяются, и приюты должны откуда-то их взять. Более того: до сих пор нет единой системы подсчета стоимости содержания собаки в день. Есть формулы подсчета содержания коров, свиней, а вот по собакам нет.

— Если нет нормативов, то может по опыту можно рассчитать стоимость содержания собаки в приюте?

— У фонда «Ника» есть два приюта, где содержится тысяча собак. Один с открытыми вольерами, а второй с отапливаемыми закрытыми с выгулом. В одном приюте мы тратим огромные деньги на электричество, во втором — нет. Но если брать в среднем по обоим приютам, то наши расходы составляют по 450 рублей в день на собаку. Государственное финансирование обычно меньше: 150−250 рублей в день. На еду этого может хватить, но животные сами себя не кормят, сами за собой не убирают и сами не лечатся.

— Есть ли данные по количеству приютов в стране?

— Только приблизительные. В России работают около 400 зарегистрированных приютов. Но незарегистрированных приютов и передержек, где тоже массово содержат животных (от 50 штук), намного больше. Я думаю, около тысячи. Только в Петербурге разных групп — от больших приютов до волонтерских организаций — более ста. Многие в складчину арендуют квартиры и гаражи, где устраивают передержки. И подсчитать их практически невозможно.

Создать юрлицо и зарегистрировать приют не так сложно, а вот обустроить его — уже проблема. Нужна земля с целевым назначением — именно под приют. Но само понятие «земля под приют» было введено только в 2021 году, поэтому по факту таких участков просто нет. Надо самостоятельно проводить перевод этой земли, но у тех, кто хочет помогать животным, часто просто не хватает знаний и опыта. Поэтому правильно зарегистрированные приюты, которые решили земельный вопрос, можно пересчитать по пальцам. Думаю, что по всей стране их не больше 20.

Справка

Благотворительный фонд помощи бездомным животным «Ника» появился в 2011 году. Его создатели начинали с адресной помощи заброшенному приюту, но постепенно направлений деятельности становилось всё больше. Сейчас у фонда два собственных приюта. Кроме того, «Ника» проводит фестивали в разных городах России, на которых животным находят новый дом, помогает другим приютам, проводит мероприятия для волонтёров и просто неравнодушных людей.

photo_2022-10-14 13.07.31.jpeg

Фото: предоставлено фондом "Ника"

География бездомности

— Бездомные животные — это проблема исключительно больших городов?

— Нет, она есть везде, просто решают ее по-разному. В Москве и Петербурге с ней работают, а в регионах часто дела обстоят хуже. Очень остро проблема стоит в небольших городах, где есть крупные предприятия. И животные в промышленных зонах размножаются сильнее — там тепло и люди их подкармливают.

— Зависит ли отношение к животным от региона?

— Зависит, скорее, от руководства региона и инфраструктуры, созданной для работы с животными. Если в регионе нет приютов, обученных врачей, не работает программа ОСВВ, то ситуация там будет хуже. Относительно неплохо все в Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде, Туле, Ростове. Плачевная ситуация на севере, в том числе в Якутии, и на юге — в Краснодарском крае.

В регионах большое значение имеет работа благотворительных организаций. Муниципальных приютов в регионах почти нет, ведь это очень дорого. Москва на 13 приютов в год выделяет миллиард рублей (в Петербурге городских приютов не существует, первый только начинает строиться — ред.). Это огромные деньги, которых в регионах просто нет.

— Что из себя представляют эти приюты?

— Они, в целом, неплохие (есть частные намного хуже), но очень большие — до 3000 собак. Чтобы качественно содержать животных в таком огромном количестве, нужен большой штат. Выгулять 3000 собак в день просто невозможно, и большинство из них сидит группами от 4−6 животных, а иногда и больше, в вольере пожизненно, без выхода на улицу. Они не социализируются, не получают какой-либо физической и эмоциональной нагрузки. Более того — в вольерах стоит постоянный лай. Животные не могут нормально поспать и отдохнуть.

С точки зрения властей, приюты частично решают проблему бездомных животных, убирая с улиц стаи и крупных собак. Но на самом деле было правильнее качественно и повсеместно внедрять программу ОСВВ.

photo_2022-10-14 13.06.23.jpeg

Фото: предоставлено фондом "Ника"

— Как быстро она могла бы показать результаты?

— Если мы отлавливаем от 60−70% бездомных собак каждые полгода, то популяция будет снижаться на 25% в год. Через пять лет мы сможем ее контролировать. Понятно, что мы никогда не сможем поймать абсолютно всех животных. Например тех, кто много лет обитает у больших лесных массивов. Они практически не выходят к людям, пробираются на помойки и в промзоны по ночам, вырывают себе норы под землей, по 2−3 комнаты, в одной из которых щенки. Такие собаки продолжат размножаться. Но контролировать основную массу мы сможем. Тогда приюты будут заниматься тем, для чего они и нужны на самом деле: санитарной работой и поддержанием порядка. Если исчезнет необходимость постоянно работать с новыми животными с улиц, можно будет мониторить ситуацию, точечно изымать агрессивных зверей, помогать животным найти новый дом.

— Но ведь программа ОСВВ будет работать, только если ее внедряют повсеместно?

— Конечно! Возьмем такой яркий пример, как Московская область, где неплохо борются с проблемой и выделяют деньги. Животных стерилизуют, прививают и выпускают на улицу. Через несколько лет (срок жизни на улице редко превышает пять лет), животные умирают естественной смертью, или попадая под машины. Популяция сокращается, а кормовая база остается. В результате на освободившиеся места приходят собаки из Тверской области, где программа не работает.

Теоретически, после решения проблем с собаками, нужно внедрять ОСВВ и для кошек, но они очень тяжело переносят приюты. Переживают сильный стресс из-за перемены места, могут начать болеть, быстро друг друга заражают. Для них массовое содержание не подходит. Социальных кошек, которые выходят к людям и ластятся, не так много. Их можно и нужно забирать в приюты. Остальных — ловить, стерилизовать и выпускать. Кошки — это хорошие санитары города. Не будет их — появятся крысы.

— А как все устроено в Петербурге?

— Здесь уже много лет неплохо работает программа ОСВВ, хотя проект временно приостанавливали (по официальным данным городского управления ветеринарии Санкт-Петербурга, с 2005 года кастрировали, чипировали и выпустили на улицы более 32 тысяч безнадзорных собак). Есть более ста разных групп помощи и мини-приютов, особенно кошачьих, и порядка 15 крупных приютов, которые на слуху.

Как и везде, в Петербурге больше проблема с кошками, чем с собаками. В прошлом году начальник городского управления ветеринарии Юрий Андреев озвучивал, что в городе проживает до 100 тысяч бездомных кошек и около 5 тысяч собак.

photo_2022-10-14 13.05.18.jpeg

Фото: предоставлено фондом "Ника"

Экономика пристройства

— По каким причинам животные чаще всего оказываются на улице?

— Во-первых, основная проблема не в том, что животные оказываются на улице, а в том, что их там уже много, и они продолжают размножаться. Во-вторых, бездомные животные появляются из-за безответственного отношения людей к своим подопечным. Их отпускают на самовыгул, появляется потомство, от которого хозяева избавляются, подкидывая куда-то или просто вывозят в лес.

В связи с массовым отъездом из страны и мобилизацией, уровень отказа от животных вырос, но не критично. И если некоторые пытаются пристроить своих питомцев, то есть люди, которые просто выкидывают их.

Точных данных о том, сколько животных осталось без дома, пока нет. Но, вероятнее всего, эти животные составят не более 0,01% от тех, что находятся на улице. Другое дело, что есть люди, которые пользуются ситуацией и пытаются избавиться от своих животных, написав в соцсетях, что они уезжают. Проверить мы это никак не можем.

— Действительно ли так сложно переезжать с животными?

— На самом деле нет. Если человек ответственно относится к животным, вовремя вакцинирует, оформляет документы, если у животного есть чип — его без проблем можно вывезти куда угодно, кроме стран, где очень суровое законодательство. Но их совсем немного.

— Кто быстрее социализируется в семье после приюта — собака или кошка?

— Кошкам нужно больше времени, потому что они привыкают к месту. Могут прятаться, не выходить неделями. Собакам перемены тоже даются нелегко, даже если они к лучшему. Нужно набраться терпения и дать животному привыкнуть. Представьте, что вас забрали из вашей квартиры, отвезли к незнакомым людям, и все подходят погладить. Как вы будете это переживать?

— Остаются ли у людей сейчас силы заботиться не только о себе, но и о животных?

— Остаются. В конце сентября мы проводили фестиваль Woof в Ростове-на-Дону, спустя буквально неделю после начала частичной мобилизации. За два дня с фестиваля забрали домой 12 собак и 48 кошек. Да, это меньше, чем в прошлом году, когда забрали 22 собаки, но тоже результат. А еще мы собрали тонну корма для приютов! Многие нас благодарили, говорили, что это возможность вырваться и получить положительные эмоции. Так что такие мероприятия для людей — тоже возможность борьбы со стрессом.

— Многих останавливает финансовая сторона. Не разорюсь ли я, если возьму кошку?

— С кошкой точно не разоритесь, они едят не так много. На нашем фестивале Woof, например, отдаются животные, у которых есть все прививки, они стерилизованы и чипированы. А еще мы обеспечиваем животное всем самым необходимым на месяц: дарим корма, средства обработки, наполнители, переноски и т. д.

С собаками, конечно, сложнее. Но никто не заставляет кормить их премиум-кормом. Даже если вы не готовы тратить много, у вас будет возможность сделать жизнь этой собаки лучше, чем в приюте.

— Насколько сейчас подорожало содержание животных?

— Примерно на 30% за последний год. Это в большей степени связано с дефицитом, который возникает из-за логистических проблем. Корма дольше едут, в меньшем количестве приходят, на них больший спрос. Наши производители полностью обеспечить рынок пока не могут.

С вакцинами и лекарствами тоже есть проблемы, ведь иностранные сейчас до нас практически не доходят. Заводы пока не перестроились и не могут снабдить такой огромный рынок. Хорошо, что мы сейчас не в летнем сезоне, и потребность обрабатывать животных от клещей постепенно идет на убыль.

Еще есть проблема со стерилизацией: в дефиците препараты для наркоза. Мы стерилизуем в месяц более 300 животных, этот поток даже больше, чем в ветеринарной клинике. И пока, даже в таких условиях, мы справляемся. Правда для этого мы постоянно мониторим рынок, обзваниваем поставщиков.

— Как сегодня обстоят дела с помощью от иностранцев? Сказался ли уход компаний на работе фонда «Ника»?

— В основном помощь от иностранцев и наших соотечественников, которые живут за рубежом, была финансовой. Компании и международные корпорации помогали деньгами, проводили совместные акции, спонсировали мероприятия. Это все мы потеряли. Те иностранные компании, которые сегодня остаются на рынке, находятся в стадии ожидания и стараются не раздражать потребителя лишними инфоповодами. Даже пожертвования воспринимаются как инвестиция, пусть и социальная. К сожалению, наш фонд потерял огромное количество партнеров и российский рынок пока не может восполнить эти пробелы.

Комплексно, сейчас ситуация хуже, чем была в феврале. Все, чего мы тогда ожидали, происходит сейчас: отток благотворителей, уход компаний и т. д. После февральских событий люди привыкли и вернулись к обычной жизни, но сейчас постоянно что-то происходит. У многих паника и непонимание будущего. Конечно, в таких условиях люди забывают о благотворительности. Но остается большой пласт тех, кто, несмотря ни на что, участвует в жизни фонда. Спасибо им за это.

***

Благотворительный фестиваль Woof пройдет в Петербурге 15 и 16 октября в ДК Кирова. На выставку приедут взрослые коты и собаки из городских приютов, забрать их домой можно будет совершенно бесплатно. Подробности на сайте wooffest.ru

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате:
Дзен, «Вконтакте», Telegram, Дзен.Новости, Google.News

Лента новостей



}