«Мы никогда в жизни не просили, но сейчас просто надо» › Новости Санкт-Петербурга › MR-7.ru

СВО на Украине

«Мы никогда в жизни не просили, но сейчас просто надо»


версия для печати
Как работает ГУМСклад, который помогает беженцам из Украины.
«Мы никогда в жизни не просили, но сейчас просто надо» Фото: Андрей Швед / MR7

После начала «спецоперации» в России оказалось много беженцев из Украины. В России им тоже приходится не просто: нужно искать жильё, работу, оформлять документы… В Петербурге есть место, где помогут и поддержат — ГУМСклад, в котором беженцы могут получить еду и вещи. Он находится у метро «Московские ворота» и открыт ежедневно. Корреспондент MR7 поработал волонтером один день и узнал, почему те, кто помогает и те, кому помогают — это иногда одни и те же люди, почему не стоит приносить пальто, если у вас дома пять кошек, и что нужно беженцам прямо сейчас.

«Мы давно хотели чем-то таким заняться»

В недрах старой обувной фабрики «Скороход» открывается серая железная дверь. Это вход на ГУМСклад. Узкий проход в маленькое на первый взгляд помещение на самом деле заводит в настоящий лабиринт из комнат, набитых вещами, которые петербуржцы собирают для беженцев из Украины.

Справка

ГУМСклад заработал в первые дни после начала «спецоперации». Его создали петербуржцы на базе сообщества «Добрососедство Коломны». Двигателем проекта, стала художница и соосновательница «Добрососедства» Женя Исаева. Петербуржцы сняли помещение рядом со станцией метро «Московские ворота» и начали собирать вещи для беженцев.

Снимок экрана 2022-10-21 в 18.57.48.png

Фото: Андрей Швед / MR7
Лена проводит экскурсию по складу

— Пойдем, покажу, где можно верхнюю одежду снять и оставить, — меня встречает Лена. Она тоже беженка из Украины, но на ГУМСкладе работает волонтером с тех пор, как приехала в Россию.

— А то, если вещи не там оставить, их тоже потом вынесут, — предупреждает она.

«Рабочий» в кавычках день — ведь за эту работу не платят — начинается в 12:00 и длится до 19:00, но на самом деле строгих временных рамок нет. Иногда приходится приходить раньше и уходить позже. Выходных тоже нет.

Лена единственная, кто непрерывно находится на складе каждый день, другие волонтеры приходят помогать по возможности. Часто бывает так, что кто-то приходит взять себе вещей и остается волонтерить.

В основном работа состоит в том, чтобы сортировать одежду и бытовые предметы, которые приносят на склад. Отделять мужскую одежду от женской, шарфы от шапок, вилки от ложек. Иногда люди приносят вещи в уже плохом состоянии, волонтеры их все равно принимают, но в дальнейшем они отправляются в фонд «Спасибо», где их ждет повторный отбор.

Снимок экрана 2022-10-21 в 18.57.41.png

Фото: Андрей Швед / MR7
Гигиена тоже есть на ГУМСкладе

— Надо постоянно разбирать поступающие вещи, иначе нас завалит, — объясняет Лена, распаковывая большой баул, в которой лежит очередная партия женских кофт.

Самый большой завоз

Один раз мужчина, работавший на магазинном складе, пообещал привезти оттуда ненужных вещей. Лена ждала сумку-две, но мужчина приехал на грузовике-пятитоннике, доверху забитом новой одеждой. Лена вспоминает, что в тот день коробок было до потолка.

— Бывает под вечер приезжает грузовик с вещами. Закон подлости, приходят волонтеры — работы нет. А когда я одна, то начинается… но бывают тихие дни. Такие как этот, — рассказывает Лена.

Сегодня и вправду работы немного. За полдня приехала только одна женщина, она привезла детский манеж. А вот волонтеров пришло помогать сразу несколько человек: Анна, одна из создательниц проекта и владелица кафе «Соседи» (куда тоже можно приносить вещи) и Вадим с Даниилом — они тоже беженцы.

Снимок экрана 2022-10-21 в 18.58.22.png

Фото: Андрей Швед / MR7
До верхних этажей приходится карабкаться по лестнице

Есть и другие волонтеры, все друг друга даже не знают по именам. Кто-то приходит помочь разово, кто-то остается надолго. В жизни это обычные люди, преподаватели в институтах, учители танцев, студенты. Многие из них о своих причинах, почему начали помогать, говорят: «Мы давно хотели чем-то таким заняться».

«Расплачутся, и ты расплачешься вместе с ними»

— Мы когда только приехали сюда, в сентябре, друг, который тут уже был, сказал: «Вы приходите (на ГУМСклад) возьмите хоть чайник, кастрюльку. Можете взять, а можете и сами помочь». Вот мы и остались помогать, — рассказывают Вадим и Даниил.

Сюда они приходят в свободное от учебы время, примерно раз в неделю. Ребята учатся в ЛЭТИ на автоматизации управления производства.

За несколько раз, которые Вадим и Даниил были на ГУМСкладе они навострились перебирать вещи.

Снимок экрана 2022-10-21 в 18.57.58.png

Фото: Андрей Швед / MR7
Лена за работой

— В принципе понятно, как работать: смотришь на вещь, если она нормальная, берешь и откладываешь. Вот, например, эту куртку будут носить, ее в «хорошее», — производительность студентов тоже автоматизирована.

В ГУМСкладе уже знают своих «постоянных клиентов», таких же как Вадим с Даниилом. Многие приходят по несколько раз. Дети растут, лето сменяется осенью, беженцы въезжают в пустые квартиры — и каждый раз нужны новые вещи и предметы быта.

1 сентября

В день перед 1 сентябрем Лене принесли много канцелярии и детской формы. К школе собираться на склад пришло 60 человек из Украины — настоящий аншлаг. В тот день Лены не было, она заболела, и волонтёры по ошибке раздали даже ее личные вещи.

— За все время к нам обратилось больше 700 семей, — делится статистикой Лена. — Но надо понимать, что это не всегда три человека. Есть семья, у которой 10 детей, и у этих детей уже есть свои дети. Они сейчас хотят на гражданство подать, может выплаты какие-то будут… Но многие все равно домой хотят, а ведь у людей ничего не осталось, кто-то с одним чемоданом сюда приехал. Иногда уже хочется закрыться, не работать, сказать: «Все! Я больше не выйду!» А если я не выйду, никто не выйдет. А вдруг кто-то придет? И приходят какие-нибудь бабушка с дедушкой, расплачутся, и ты расплачешься вместе с ними, уже и деньги отдаешь свои последние. Значит есть ради чего сюда приходить, ради чего это делать.

Статистика

По официальным данным на 8 сентября в Петербурге находится около 7000 украинских беженцев. Из них 1,5 тысячи — дети.

Снимок экрана 2022-10-21 в 18.58.14.png

Фото: Андрей Швед / MR7
Детские ботиночки, надеемся, будут ношеные

«Мы бы никогда в жизни не пришли, но просто надо»

Завалы постепенно уменьшаются. В восемь рук мы быстро разбираем те вещи, которые накопились за несколько дней. На вешалках уже нет места, я втискиваю синее пальто между двух белых курток.

— Платье в эту комнату? А обувь? — уточняют Даниил с Вадимом у Лены.

Она, расправившись с очередной коробкой, рассказывает, что иногда люди привозят очень плохие вещи и даже не задумываются.

— Люди привозят иногда пальто в кошачьей шерсти, будто там у них десять животных жило. А иногда люди приносят тряпье. Ты сидишь и не понимаешь, зачем они это делают? Люди думают, что беженцы — это типа бомжи. По факту, может и так. Но поймите: некоторые эти «бомжи» жили в 15 раз лучше, чем мы с вами. Просто в один момент всего лишились. Это не значит, что они решили перейти с фуагры на кошачий корм. Кто-то считает, что избавляется от своих старых вещей и типа делает добро. Для этого тут я, чтобы все перебрать, — объясняет Лена.

Снимок экрана 2022-10-21 в 18.58.06.png

Фото: Андрей Швед / MR7
Лена и Аня (спиной) на перерыве

У беженцев, из-за того, что они привыкли зарабатывать самостоятельно в обычной жизни сформировалась такая психология, что теперь многие стесняются приходить за помощью.

— Они говорят: «Да у нас все было, честно!» Потом в один день этого не стало. Я отвечаю, что все прекрасно понимаю. Хорошо, что тут работаю я в том плане, что я «своя» и понимаю их. Я с таким же столкнулась. Часто стыдно. Сюда столько приходит, людей, у которых все было… Настолько все было, что они держали свои рестораны, магазины. А тут им так неловко просить о чем-то. «Мы бы никогда в жизни не пришли, но просто надо» — говорят.

История Лены

Лена жила с семьей в Луганске, но после начала «спецоперации» решила уехать в Петербург к подруге. Уезжала в апреле.
— Заваруха такая, что с моей области сейчас очень многие едут. Сейчас бомбят очень жестко. Жестче, чем как когда я уехала, но мы еще полгода назад бежали.
Может разрулится что-то… — говорит Лена.
Из-за того, что у Лены двое детей, они ни в ПВР (пункт временного размещения), ни в палатках не останавливались.
— Я для своих детей хотела лучшего, потому что мы прятались и всего боялись. Я хотела, чтобы мои дети, наконец, проснулись и сказали «доброе утро», — делится эмоциями беженка.
В Петербурге Лена до этого не была, но здесь жила подруга, которая пригласила перекантоваться. Свои украинские деньги Лена оставила маме подруги, которая не уехала из Украины, а подруга взамен перевела Лене рубли на дорогу.
Приехали за сутки. Переходной пункт из Украины был в Черетково (поселок на границе с Россией). Здесь беженцы получали статус о временном убежище (ВУ).
— Нам обещали, что по нему будут трудоустраивать, но в итоге не берут. Все не на официальной, пытаются как-то зарабатывать. Есть те, кто кидают, и не платят. Месяц я пыталась на работу устроиться — официанткой, посудомойщицей… в итоге работаю тут, — говорит Лена.

Снимок экрана 2022-10-21 в 18.57.33.png

Фото: Андрей Швед / MR7
Лена проводит инвентаризацию

«Некоторые тратят последние деньги, чтобы приехать и что-то взять»

— Если надо помощь, спишемся тогда, — Вадим и Даниил уходят после работы, взяв с собой парочку вещей, предварительно записав их на бланк.

Сначала велся учёт поступающей одежды, составлялись списки, но однажды Лена заболела, и в тот день никто ничего не записывал — так и перестали. Тем не менее беженцы получают вещи по документам — паспорту Украины или ВУ.

— Нам помогают столько же, сколько и в начале, когда первые беженцы приехали. Бывает такая тенденция, что первой волне помогают больше, но в Питере золотые люди, мы только кидаем запрос и через неделю у нас завал вещей, — говорит Лена.

Снимок экрана 2022-10-21 в 18.58.38.png

Фото: Андрей Швед / MR7
Мистер шляпа

Сейчас больше всего нужна кухонные принадлежности:

1. чашки;
2. сковородки;
3. посуда;
4. сухпайки.

— Или люди не знают про нас или не могут доехать, но мы открыты для всех беженцев кому нужна помощь! Постепенно люди обживаются, находят работу и просятся прийти за вещами после рабочего дня, вечером, приходится сидеть до последнего и дожидаться. А люди еще выбирают по три часа, берут целые сумки — не от жадности, просто многие могут только один раз приехать, потому что далеко, потому что детей не с кем оставить, — говорит Лена.

Она рассказывает, что две субботы подряд на складе не было света, но не все люди знали об этом и все равно приезжали. Волонтерка ждала их на одна на темном складе целый день

— Как не дождаться? У некоторых это последние деньги на метро. 60 рублей. И они их потратили, чтобы приехать и хоть что-то взять себе. И ты сидишь одного человека ждешь, — Лена остается дождаться будущих клиентов.

***

Приносить вещи можно непосредственно в ГУМСклад на «Московских воротах», а также в кафе «Соседи» на Лермонтовском проспекте, 10. Желательно приходить с 12:00 до 19:00. Предвариетльно можно согласовать посещение с Леной: 89885385925

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Ранее по теме


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате:
Дзен, «Вконтакте», Telegram, Дзен.Новости, Google.News

Лента новостей



}